13 страница

Ее терзала мысль, что отцу придется покупать ей мужа, человека, которого она ни разу не видела, а вовсе не то, что Лахлан не хочет на ней жениться! Но если посмотреть с этой точки зрения, в чем же заключается разница? Если она купит Лахлана, рассказав ему о собственном состоянии, то хотя бы будет знать, что получает. А заниматься любовью? С ним это так приятно! Но с кем-то другим… Кимберли содрогнулась при одной только мысли об этом.

Надо сказать ему правду и предоставить самому решать. Если он искал предлога избежать брака с ней, то это ничего не изменит. Он воспользуется новым 13 страница скандалом: угрозой отца отречься от нее. Или он все-таки на ней женится…

Кимберли решила, что все ему расскажет. И возможность представилась раньше, чем она рассчитывала. Когда она спустилась вниз, Лахлан ждал ее у двери в комнату, где был накрыт завтрак. Подойдя к ней, он взял ее за руку и повел в гостиную, где сейчас никого не было.

Кимберли решила сначала узнать, что он задумал. Он начал сразу же, как только закрыл за ними дверь.

– Мне пришло в голову, Ким, что ты уже совершеннолетняя и можешь выходить замуж и без разрешения своего папеньки.

– Верно, – осторожно ответила она, – но он вчера не 13 страница шутил, Лахлан. Он действительно отречется от меня, если я выйду замуж без его согласия.

– Не сомневаюсь, хоть и нахожу невероятным и совершенно отвратительным, что отец может быть настолько жесток к своему ребенку.

Она только пожала плечами, давно привыкнув к реакции людей, впервые сталкивавшихся с ее отцом.

– Может быть, тебе станет понятнее, если я расскажу, почему он ненавидит всех шотландцев, – заметила она и коротко рассказала историю отца. – Только на самом деле это все равно совершенно непонятно, правда? – добавила она. – Его предубеждение совершенно нелогично и не поддается объяснению.

– Совсем не важно, почему он такой, – ответил Лахлан. – Если только 13 страница он не переменится. Мне он не показался человеком, который способен измениться, но я знаю его не так хорошо, как ты.

Кимберли вздохнула.

– Я знаю, что от дурных привычек возможно избавиться, но, боюсь, в его случае это нечто большее. После смерти матери он нашел женщину, на которой хочет жениться – очень хочет, – но это ничуть не изменило его взглядов. Видишь ли, это не просто предубеждение, касающееся шотландцев. Дело в том, что он вообще такой человек. Он всегда был жестким и деспотичным и, по-моему, никогда не менялся. Так что нет, не думаю, чтобы он переменился.

– Так я и понял. Тогда я спрошу 13 страница тебя, согласна ли ты идти против него и выйти за меня без его благословения? Мне надо было задать тебе этот вопрос еще вчера, но я был слишком зол и потрясен и только думал, как бы мне свернуть шею этому негодяю.

Кимберли, словно завороженная, слушала его.

– Ты понимаешь, что это будет значить?

– Угу. Что ты навсегда расстанешься со своим папулей – скорее всего больше никогда его не увидишь. Ты сможешь так жить, милочка, или будешь всегда сожалеть?..

– Лахлан, я ни секунды не буду жалеть, если больше никогда в жизни не увижу графа Эмборо. Он никогда не был мне отцом, таким 13 страница, какими должны быть отцы, а был тираном, жившим в том же доме, что и я. Но ты сознаешь, какие последствия это будет иметь для тебя? Не считая скандала…



Лахлан ухмыльнулся:

– Макгрегорам к скандалам не привыкать.

–., я не получу приданого.

– Я так и думал. Кимберли изумилась:

– Ты женишься на мне без приданого?

– Конечно, черт подери!

Он ведет себя по-рыцарски. Кимберли не видела иного объяснения его словам. Что еще он мог сказать – и не считаться настоящим негодяем?

– Но, насколько я поняла, тебе нужны деньги, – напомнила она. – Ты об этом забыл? Или положение внезапно изменилось?

– Нет, у нас совсем нет денег 13 страница и к тому же много долгов, – ответил он. – Ты имеешь право узнать об этом заранее. Когда несколько лет назад умер мой па, моя мачеха сбежала с сундуком, полным денег, – он не доверял банкам, понимаешь? – и со всеми драгоценностями Макгрегоров. На все это она права не имела. Найти ее не удалось. Так что земли у нас по-прежнему полно, а денег нет совсем.

Тем более ему следовало бы жениться ради денег, а не жертвовать собой из-за того, что у нее не хватило силы воли противиться его ласкам. Конечно, он тут и сам не без греха, но ей надо было его 13 страница остановить. А она этого не сделала! Он даже не знает, что, женившись на ней, решает все свои проблемы! Она все еще ему об этом не сказала – и сейчас в этом явно нет необходимости.

Но все равно надо сказать Лахлану правду. Насколько она может судить, он с ней честен, а вот в ней проснулось любопытство.

– Похоже, тебе по-прежнему необходимо приданое, которое ты получил бы за женой. Как же ты собираешься без него обходиться?

– Об этом не тревожься, милочка. Я найду деньги как-нибудь иначе. Богатая жена была бы самым простым решением. Существуют и другие.

Лахлан говорил так уверенно, что Кимберли решила 13 страница не рассказывать ему о своих собственных деньгах. Ей хотелось насладиться уверенностью, что он женится на ней не из-за денег. Конечно, он сделал ей предложение не по любви, чего бы так хотелось ей, но по крайней мере одной тревогой у нее было меньше: он выбрал ее не из-за денег.

– Ну хорошо. Если ты действительно этого хочешь, я выйду за тебя замуж, – согласилась она.

Тут он улыбнулся – лучезарно. У нее перехватило дыхание и сжалось сердце, а потом чуть не выскочило из груди, когда Лахлан обнял ее.

– Я сегодня скажу твоему папуле.

Когда он стоял так близко, что их 13 страница тела соприкасались, было почти невозможно сосредоточиться на том, что он сказал. Только спустя несколько долгих секунд она смогла выговорить:

– Может быть, предоставишь это мне? Ты скорее всего опять выйдешь из себя. Он всегда так действует на людей, которые плохо его знают.

– Но… Угу, может, ты и права. Но я буду поблизости на тот случай, если тебе понадоблюсь.

От этих слов у Кимберли потеплело на сердце. Он все время ее защищает, хоть они еще не женаты! Прикосновение его губ согрело ее еще сильнее. Она догадалась, что Лахлан собирается ее поцеловать, была готова к этому и жаждала его ласки, но все равно 13 страница чувства бурно всколыхнулись, как раньше. Было так дивно ощущать прикосновение его губ, так невыразимо дивно…

Кимберли не услышала, как открылась дверь, но мягкий голос вдовы Марстон она узнала:

– Сесил, ты тут?

Заметив целующуюся парочку, она стала извиняться:

– Ох, мне очень неловко! Следовало постучать… Кимберли почувствовала, как Лахлан вдруг резко выпрямился. Отступив от нее на шаг, он повернулся к вошедшей. Поначалу Кимберли решила, что он просто раздосадован тем, что им помешали. Она не подозревала, что Лахлан узнал голос вдовушки.

Но Кимберли это поняла, когда он проговорил таким же угрожающим тоном, каким обращался накануне к ее отцу:

– Привет 13 страница, мачеха.

Уиннифред Марстон ахнула, сделала шаг назад, прижимая руку к сердцу. Вид у нее был перепуганный, а голос – полный ужаса.

– Лахлан, мальчик мой, я все объясню!

– Да неужели?

Глава 39

Кимберли изумленно наблюдала за тем, как у ее будущей мачехи закатились глаза и она рухнула на пол в глубоком обмороке. Итак, Уиннифред Марстон – мачеха Лахлана… Или она не правильно их поняла? Да, наверняка. Слишком невероятно, что одна и та же женщина могла играть в их жизни одну и ту же роль.

Лахлан, взиравший вместе с Кимберли на растянувшуюся на полу женщину, издал возглас отвращения. Этот звук вывел Кимберли из оцепенения.

– Подними 13 страница ее, Лахлан, и положи на кушетку, хорошо?

– Нет, я к ней прикоснусь только для того, чтобы свернуть ей шею!

Кимберли, остолбенев от его ответа, сама досадливо вскрикнула:

– Положи ее на кушетку! А свертывание головы прибереги до той поры, когда она придет в себя и оценит это!

Она не стала дожидаться и проверять, послушался ли он ее. Перешагнув через Уиннифред, она вышла в коридор, чтобы послать кого-нибудь из лакеев за нюхательной солью. Когда она вернулась в комнату, Лахлан как раз сбрасывал, не слишком бережно, пожилую даму со своего плеча на розово-золотую кушетку.

– Напомни мне, пожалуйста, чтобы я никогда 13 страница не падала в обморок в твоем присутствии, – сухо сказала Кимберли.

Лахлан отряхнул руки, словно они запачкались, и взглянул на нее.

– Нет, милочка, тебя я нес бы осторожно, словно ребеночка. Она такой заботы не заслужила. Кимберли подошла к нему.

– Надо понимать, это и есть женщина, о которой ты мне только что рассказал? Та, которая украла твое наследство?

– Угу. Не знаю, почему она тут оказалась, но на этот раз я не дам ей исчезнуть.

Кимберли нахмурилась. Она догадывалась, почему Уиннифред Марстон вдруг оказалась в Шерринг-Кроссе. Она явно приехала сюда с Сесилом и, видимо, накануне вечером, поскольку было уже довольно поздно 13 страница, сразу же ушла отдыхать в отведенную ей комнату. Тем временем произошла сцена у герцога в кабинете. Теперь понятно, почему они не увидели ее раньше.

Но все по-прежнему казалось ей настолько… невероятным, что она еще раз решила удостовериться:

– Так она – твоя мачеха?

– Угу.

– Вдова Марстон – твоя мачеха? Он, насупившись, смотрел на нее.

– Да! И не заставляй меня повторять еще раз! Мне наплевать, как она теперь себя называет, но это – та самая женщина, которая двенадцать лет была замужем за моим па, а потом сбежала среди ночи, не прошло и недели со дня его смерти. И прихватила с собой все богатство Макгрегоров.

Он 13 страница начал раздражаться из-за ее настойчивых вопросов, но Кимберли до сих пор не могла успокоиться, до того странно повернулись события.

– Ты не мог ошибиться? Может быть, она просто очень похожа на твою мачеху? Он фыркнул:

– Она упала в обморок, когда меня увидела. Если и могли быть сомнения по поводу ее вины, то теперь их не осталось. Но сомнений с самого начала не было.

Просто потрясающе! Кимберли встречалась со вдовой Марстон в обществе и нередко с ней разговаривала еще до того, как умерла ее мать, а ее отец заинтересовался вдовушкой. Она всегда казалась ей женщиной приятной, хоть 13 страница и немного эгоистичной.

Вдове было под пятьдесят, но ее темно-русые волосы еще не тронула седина. Полноватая и очень женственная, ростом намного ниже Сесила, она была для своих лет, несомненно, красива.

Кимберли никогда особо ею не интересовалась. Она знала, что Уиннифред отказалась стать женой Сесила, пока Кимберли не выйдет замуж и не уедет из дома, но такое условие было вполне понятным.

Кимберли знала, что многие женщины, не связанные родством, плохо уживаются под одной крышей. Бывали трения даже среди родственниц – каждой хотелось верховодить, а двум хозяйкам в одном доме тесно. У Кимберли против этого возражений не было, поскольку ей и самой 13 страница хотелось поскорее уехать из отцовского дома.

Знала она и то, что вдова живет зажиточно. Пару лет назад, впервые приехав в Нортумберленд, она купила большой дом старого Генри. У нее было много прислуги. Она устраивала роскошные приемы и делала это часто. На краденые деньги?

Невероятно. А когда узнает отец… Боже правый, Кимберли даже не могла предсказать, какова будет его реакция. Скорее всего он просто ничему не поверит – особенно если обвинителем будет шотландец.

Она покачала головой, все еще не придя в себя.

– Не могу поверить, что Уинни – воровка. Не могу!

– Уинни? – вытаращил глаза Лахлан. – Ты знаешь эту женщину, Ким?

Неужели она еще 13 страница не сказала?

– В это трудно поверить, но…

– Кто упал в обморок? – спросила Меган, вплывая в гостиную. Видимо, лакей решил доставить вместе с нюхательной солью и хозяйку дома. Увидев на кушетке Уиннифред, она заметила:

– А, новая гостья, леди… Марстон, кажется? Ей нездоровится? Послать за врачом?

– Вряд ли ей понадобится врач, – ответила Кимберли, чуть улыбаясь. – Она лишилась чувств, увидев Лахлана.

Меган с некоторым подозрением посмотрела в его сторону.

– Теперь женщины падают в обморок от одного только вашего вида, Макгрегор? Может быть, вам стоит всегда носить при себе нюхательную соль.

Он презрительно фыркнул:

– Она упала в обморок от страха – и 13 страница не случайно. Тут брови Меган поползли вверх.

– Вот как? Ну, у вас такое страшное лицо, неудивительно. Да, я это понимаю.

Лахлан раздраженно сжал губы. Меган присела на край кушетки и начала быстро водить флакончиком с солью Под носом Уиннифред. Это вскоре помогло: вдова сначала приподняла руку, отгоняя неприятный запах, а потом медленно открыла глаза.

Поначалу она была сбита с толку, потому что увидела одну только Меган, и, запинаясь, спросила:

– Что… со мной случилось? Почему я лежу…

Она замолчала и широко раскрыла глаза, вдруг все вспомнив. На лице ее ясно отразилась тревога. Она даже сжала руку Меган, собираясь задать следующий вопрос, и отчаянно 13 страница прошептала:

– Он все еще здесь?

– Кто?

– Лэрд Макгрегор!

– Ну… да, ко…

Вдова быстро села – голова у нее закружилась, а бедная Меган слетела на пол. Уиннифред застонала от боли, однако первым делом надо было увидеть Лахлана. Она снова застонала – даже громче, чем раньше, и умоляюще протянула к нему руки.

– Лахлан, позволь сначала все объяснить… Пока ты не сделал ничего такого, о чем мы оба пожалеем.

– Оба? – холодно переспросил он. – Уверяю вас, леди, что бы я ни сделал, это доставит мне немалое удовольствие, а вам никакого.

– Пожалуйста, хотя бы обсудим все без свидетелей! – взмолилась Уиннифред, бросая смущенный взгляд на Кимберли и 13 страница Меган. – Нам ни к чему надоедать этим дамам нашими семейными делами.

– Семейными делами?

Было очевидно, по крайней мере для Кимберли, что Лахлан слишком разъярен, чтобы удовлетворить просьбу вдовы. Ему не было дела до того, насколько неловко та себя чувствует. Зная всю историю, Кимберли нисколько его в этом не винила, но она сжалилась над женщиной.

Откашлявшись, она бросила на Меган выразительный взгляд:

– Я сегодня еще не завтракала. Не составите мне компанию?

Вздохнув, Меган кивнула, однако, выйдя за дверь, призналась Кимберли:

– Знаю, вы правы, милочка, но сама я не ушла бы оттуда ни за что на свете. Я 13 страница просто сгораю от любопытства. Вы хоть знаете, о чем шла речь?

– К сожалению, знаю, – ответила Кимберли. – И не думаю, чтобы Лахлан собирался хранить это дело в тайне. Наоборот. Когда человека арестовывают, замять это трудно…

В гостиной тараторила Уиннифред:

– Я любила твоего папу, Лахлан. Ты же знаешь! Его смерть была для меня потрясением – она была такой внезапной! Я была в отчаянии и плохо понимала, что делаю…

– Мы все были в отчаянии. Если это ваше единственное оправдание…

– А еще я была в ужасе.

– Из-за чего?

– Из-за того, что окажусь одна.

– Вы ненормальная? – изумленно спросил он. – Одна в замке, полном 13 страница народа?

– Они все были Макгрегоры, – напомнила она.

– Угу, кем же еще они могли быть, как не Макгрегорами? Вы ведь тоже были Макгрегор, или вы забыли?

– Это не то же самое, что родиться Макгрегором, – настаивала Уиннифред.

– В чем же разница? Вы считали, что мы вас выгоним? Нет. Вам было прекрасно известно, что это не так. Вы могли бы оставаться в Крегоре.

– Без твоего отца? – сказала она, отрицательно качая головой. – У меня там не было друзей…

– И кто в этом виноват, леди?

– Я сама знаю, но это дела не меняло. Твой отец был моей жизнью и моей защитой. Без него… у меня ничего 13 страница не осталось.

– Если вы считаете, что это дало вам право украсть мое наследство… – прорычал он.

– Нет-нет, я понимаю, что поступила плохо. И я сделала это, не подумав, потому что так боялась снова остаться одна. Поверь мне, я потом часто об этом жалела!

– Да неужели? – презрительно бросил он. – У вас было немало лет, чтобы исправить то, что вы сделали, но я пока не получил обратно драгоценности Макгрегоров и наши деньги.

Она содрогнулась.

– Я знаю, но я убедила себя в том, что мне они нужнее, чем тебе. Ведь ты же молод! И ты мужчина, ты можешь зарабатывать деньги такими способами 13 страница, какими я не могла бы.

– Да, и, возможно, трудностей не возникло бы, если бы я заботился только о себе. Но со смертью па моей обязанностью стала забота обо всем клане и о содержании и ремонте Крегоры. Как я должен был это делать, когда учился в университете? У меня не было никакой профессии. Да никакой профессией и нельзя было бы прокормить столько ртов, сколько мне досталось, – не говоря уже о том, чтобы поддерживать наш старый замок.

Вдову Марстон охватила паника.

– Лахлан, пойми! Я выросла в страшной бедности. Мой отец был мот и игрок. Моя мать умерла, когда я была совсем 13 страница крошкой. Часто я не знала, будет ли у нас еда на завтра. Я не могла снова вернуться к такому существованию! Твой отец стал моим спасением. После его смерти я снова оказалась в отчаянном положении, разве ты не понимаешь?

– Нет, Уиннифред, как на это ни смотри, что ни говори, а вы меня обокрали – и не только меня, но и весь клан. И я получу все обратно – каждый фунт, каждое кольцо и ожерелье…

– Денег больше не осталось.

Лахлан застыл в полной неподвижности. Глаза его вспыхнули. Если вспомнить, сколько денег она забрала и сколько прошло времени… Нет, он не мог этому поверить. Никто 13 страница не смог бы промотать такое количество денег всего за три года… Даже если жить по-королевски.

На это невероятное заявление он мог только выкрикнуть:

– Не осталось?! Вдову била дрожь.

– Я не хотела все тратить! Я почти год пряталась в крошечном коттедже в Бате – никуда не ходила, ничего не делала. Но, понимаешь, мне стало скучно! Мне захотелось снова быть среди людей! Поэтому я решила играть роль гостеприимной вдовы – под вымышленным именем, конечно. Я переехала в Нортумберленд и там купила дом, чтобы можно было принимать гостей, как положено. Я чуть-чуть играла – немного, но… Я это не умею, как и мой 13 страница отец в свое время…

– Довольно! – прогремел он. – Вы говорите о ста тысячах фунтов, женщина! Вы не могли все их потратить!..

– Драгоценности по-прежнему у меня, – поспешно вставила она. – По крайней мере большая их часть. Я вынуждена была кое-что продать в последнее время. Есть еще дом, который я купила. Я буду рада отдать его тебе, как только выйду замуж, а это произойдет уже очень скоро.

– Будете рады отдать мне дом, купленный на мои деньги? – недоверчиво переспросил Лахлан.

Он чуть не расхохотался. Она даже не понимала всей абсурдности своего предложения, не сознавала, что все ее приобретения принадлежат ему. Эта женщина 13 страница была дурой, бестолковой, эгоистичной пустышкой. Пока она жила в Крегоре, он слишком мало ее знал и понял это только сейчас.

– Я уверена, мой жених не расстроится из-за того, что я отдам дом, – трещала она. – Может быть, я даже уговорю его вернуть тебе деньги, которые я потратила. Ведь он такой милый человек – и очень богатый. Я уверена, для него несколько сот фунтов – это пустяк.

– Сотня тысяч фунтов, леди!

– Ну и что?

Неожиданно дверь открылась, и в гостиную заглянула Кимберли.

– Вы хоть знаете, что вас даже в коридоре слышно?

– Пусть слышат хоть в целом графстве, какое мне 13 страница дело! – гневно ответил Лахлан. – Знаешь, Ким, что эта леди пустила по ветру половину моего наследства? И имеет наглость обещать, что ее жених вернет мне сто тысяч фунтов!

– Ну, я на это рассчитывать бы не стала, – хладнокровно отозвалась Кимберли. – Видишь ли, она помолвлена с моим отцом.

Глава 40

– По-моему, это даже забавно, – заметила Меган, спешиваясь и передавая свою кобылу по имени Сэр Амброз ожидавшему конюху.

Ее лошадь была названа в честь мужа и получила это имя еще до того, как они встретились, но это долгая история. Девлин теперь уже не обижался, хотя когда-то счел это оскорблением.

Они вернулись после 13 страница верховой прогулки, во время которой Меган рассказала мужу о последних перипетиях в семействах Макгрегоров – Ричардсов. Обычно она выезжала на прогулку рано утром, но если" ей хотелось кататься с мужем, то приходилось подстраиваться под него. Он все утро занимался делами и поэтому прозевал начало нового скандала.

– Что ты находишь забавным? – осведомился он, предлагая ей руку, чтобы проводить в дом. – Что я снова должен извиняться перед этим шотландцем?

– Нет, не это… – Она замолчала, удивившись. – Извиняться? За что?

– За то, что не верил его истории, будто у него украли все наследство, – кисло отозвался Девлин. – Я решил, что это просто хитроумная уловка, чтобы вызвать 13 страница наше сочувствие.

– Ну он-то не знал, что ты так думаешь, так что и извиняться нет нужды.

– Я чувствую, что должен извиниться. Видишь ли, мое мнение определило то, как я к нему относился. Если бы я с самого начала принял его объяснение, то обращался бы с ним иначе – не набросился бы на него, когда исчезли лошади, и мог бы не…

– О Боже, ты правда чувствуешь себя немного виноватым?

Герцог неохотно кивнул:

– Да.

– Тогда конечно… Но, знаешь ли, это ведь не заставит его передумать и не сделать того, что он решил.

– Что именно?

– Понятия не имею. Я не уверена 13 страница, что и сам Макгрегор сейчас знает. Марстон такая легкомысленная дурочка! Это будет все равно что наказать малого ребенка. Но он поставил своих родичей охранять дверь ее комнаты. Так что она никуда не денется, пока он не примет решения.

– А как к этому отнесется граф? – поинтересовался Девлин, продолжая идти к дому.

– Кажется, ему еще ничего не сказали… По крайней мере, когда мы уезжали, никто еще на это не решился. Сейчас все уже могло измениться. Будем надеяться. Это будет довольно… громкое… мероприятие, я полагаю.

– Ну, я вчера выполнил свой долг, как мне это ни было отвратительно. В новое дело я встревать не 13 страница собираюсь.

– И я нисколько тебя в этом не виню, – отозвалась Меган. – Граф Ричарде – ужасно неприятная личность; хуже я не встречала. Удивительно, как это Кимберли выросла такой хорошей, при таком-то папеньке! Я рада, что она собирается выйти замуж за шотландца! Он такой озорной и обаятельный – он принесет в ее жизнь улыбку и смех. Если хочешь знать мое мнение, их ей очень давно не хватает.

Девлин бросил на жену ироничный взгляд:

– Я еще что-то не заметил, дорогая? Готов поклясться, что вчера вечером граф решительно отказался дать свое разрешение на этот брак.

Меган беззаботно махнула рукой.

– Да-да, знаю. Но запомни мои 13 страница слова: эти двое все равно поженятся.

– Ты в этом уверена?

– Абсолютно!

Входя в свою комнату, Кимберли рассчитывала увидеть там Лахлана, который рассказал бы ей, какое решение он принял. Утром он был настолько выведен из себя разговором с вдовой, что, не сказав ни слова, увел Уиннифред в отведенную ей комнату, отправил лакея за своими родичами и дождался, чтобы они пришли ее караулить. Потом он удалился, «чтобы обо всем подумать», а Кимберли вернулась к себе, тоже подумать и подготовиться к разговору с отцом.

Она намеревалась прямо сказать ему о своем решении. В конце концов, обсуждать тут было нечего и спорить 13 страница не о чем, так что не было и необходимости подготавливать отца. Граф, конечно, побушует и покричит, Кимберли Другого и не ожидала. Но она уже привыкла слушать его гневные тирады только вполуха – иначе не смогла бы жить в его доме.

Но история с мачехой Лахлана и почти мачехой Кимберли… совсем другая тема разговора. Кимберли не испытывала желания причинять отцу боль. Она не сомневалась, что окончательное расставание с дочерью нисколько его не заденет, но вот это….

Любит ли он вдовушку?

Возможно, хоть и маловероятно. Кимберли не думала, что он способен на это чувство. Пусть он утверждает, что много лет назад питал к 13 страница той, другой женщине любовь, но, по ее мнению, это больше походило на одержимость.

Нет, скорее всего он собрался снова жениться потому, что хотел иметь хозяйку в доме и не мог рассчитывать на то, что равнодушная к его пожеланиям Кимберли будет долго занимать это положение. А то, что его выбор пал на вдову Марстон, могло объясняться тем, что она была принята в светском обществе и пользовалась немалой популярностью среди узкого круга местной аристократии. Так будет ли он огорчен, если Уиннифред арестуют и обвинят в совершении преступления? Или он посмотрит на случившееся просто как на досадную мелочь и начнет 13 страница искать ей замену? Кимберли не находила ответа.

Однако следовало принять во внимание и то, что он потратил немало времени, ухаживая за вдовой. Он часто бывал у нее на обедах и приемах; ее тоже приглашали в их дом.

И еще одно: всем было известно о помолвке Сесила Ричардса и Уинни Марстон. Если они не поженятся, графу придется объяснять всем причину, и, зная его, можно с уверенностью утверждать, что ему будет неловко. Он скорее всего найдет какой-нибудь удобный предлог, ничего общего не имеющий с истиной. Если, конечно, скандал будет замят и о нем не узнает вся Англия.

Если… если 13 страница… И Кимберли должна встрять в эту историю? Поскольку она была его дочерью, то именно ей предстояло рассказать графу Эмборо о происшедшем. Лахлан, конечно, не потрудится это сделать. А Уиннифред… Совершенно невозможно угадать, что она будет говорить.

У Кимберли сейчас появилась эта возможность, потому что в дверях стоял не Лахлан, а хмурый граф. Он явно довел себя до белого каления.

– Я уже четвертый раз прихожу и все не могу тебя застать! – моментально набросился он на дочь. – Мне надо было вообще запереть тебя в этой чертовой комнате…

– Вам что-то от меня нужно, отец?

– Да, я пришел сказать тебе, чтобы ты 13 страница укладывала пожитки. Мы сегодня же уезжаем.

– Не думаю.

– Прошу прощения? – не понял граф.

– Вы, конечно, можете ехать, но я останусь здесь – по крайней мере до бракосочетания.

– Ты так быстро нашла себе другого мужа? Не могу поверить! Кто это?

– Больше никого. Я собираюсь выйти за шотландца, как и обещала.

– Я запрещаю!

– Да, я знаю. Но все равно за него выйду, – спокойно ответила Кимберли.

– Это прямой вызов! Я не потерплю! Ни одна моя дочь…

– Я ваша единственная дочь…

– Ты больше мне не дочь. Господь свидетель! Я от тебя отрекаюсь, отрекаюсь, слышишь!!!

– Да, это я тоже знаю. А теперь, когда мы с этим покончили 13 страница…

Кимберли замолчала, потому что побагровевший от гнева граф от нее отвернулся. Ясно: она уже для него не существует. Она для него умерла и, похоже, даже не заслуживает прощальных слов. Сейчас он уйдет…

– Сию же минуту остановитесь! Не знаю, почему я вообще о вас беспокоюсь. Мне нет дела до того, женитесь ли вы на Уиннифред… – возмутилась она.

Он резко обернулся и бросил:

– Да, черт подери, ты права! Тебе нет до этого дела – теперь.

– Мне никогда не было до этого дела! Неужели вы так и не поняли, что ваша жизнь меня нисколько не интересует? Но это к делу не относится 13 страница. А вот что я собиралась вам сообщить: вдова попала в очень неприятное положение и скорее всего окажется….

– О чем ты, к дьяволу, болтаешь?

– Если вы прекратите меня перебивать, то я постараюсь вам объяснить. Видите ли, несколько лет назад она украла у своего пасынка массу денег – больше ста тысяч фунтов – и целое состояние в драгоценностях. Она не имела права ни на то, ни на другое. Это было наследство, оставленное ему отцом. Тем не менее она сбежала, прихватив с собой все это. Вы ее сюда привезли, и он наконец ее нашел. Он еще, возможно, вас за это поблагодарит, хоть я в этом 13 страница и сомневаюсь, поскольку речь идет о Лахлане Макгрегоре.

По его глазам было видно, что ее слова были для него полной неожиданностью. Но уже через несколько секунд он справился с собой и спросил:

– Что еще за фокусы ты пытаешься устроить, девица? Ты всерьез надеялась, что я поверю в эту чушь?

– Мне совершенно безразлично, поверите вы или нет, – созналась Кимберли. – Я просто считала, что раз вы собирались на ней жениться, то имеете право узнать, что за это преступление она может попасть в тюрьму.

– Нет никакого преступления! Я отказываюсь слушать…

– Она сама во всем призналась, отец. А еще она сказала 13 страница, что денег уже нет, она все их растратила. Но почти все драгоценности целы и будут возвращены Лахлану, так же как и ее дом – только я сомневаюсь, чтобы он этим удовлетворился. Речь идет о слишком большой сумме, чтобы он просто махнул на нее рукой. Это было его единственное состояние. Но сейчас он еще не принял окончательного решения, так что вам, возможно, захочется с ним все обсудить. И с ней вам тоже, видимо, захочется переговорить, поскольку я, конечно же, не ожидаю, что вы поверите мне.

Теперь он стоял в полном оцепенении, глядя в пол. Кимберли прекрасно понимала, что он сейчас испытывает.

Спустя почти 13 страница минуту он проговорил, все еще в недоумении:

– Как она могла сделать такую глупость? Кимберли чуть ли не впервые услышала от отца такие простые слова, которые тронули ее. Ей стало его жаль, но честно выразить свое мнение, ответив «Потому что она круглая дура», она не могла.

Вместо этого она дипломатично сказала:

– У нее были на это причины, хотя они нисколько ее не извиняют. Я уверена, она сама все вам расскажет. Ей сейчас, наверное, очень нужно кому-нибудь поплакаться.


documentaxgmawn.html
documentaxgmigv.html
documentaxgmprd.html
documentaxgmxbl.html
documentaxgnelt.html
Документ 13 страница